Публікації

Дорогой уголь и тарифы: эксперт рассказал о факторах изменения ОРЦ

Юрий СакваЗакупки угля за рубежом, даже по цене, превышающей его прогнозную стоимость, заложенную в оптовую рыночную цену (ОРЦ) электроэнергии, не повлияют на тариф для населения. Об этом в беседе с корреспондентом Энергореформы заявил Юрий Саква, заместитель председателя Всеукраинской Энергетической ассамблеи.

Цена угля, заложенная в утвержденной оптовой рыночной цене на электроэнергию на 2017 г. составляет 83 доллара или 2235 грн за тонну без ж/д перевозки, и сегодня не покрывает цену импортного угля марки АШ – ни того, который импортируется из Южной Африки ($107/т), ни закупленного в США ($113/т), отметил Ю.Саква.

«Оптовая рыночная цена уже установлена до конца года. А только от нее определяется цена для промышленных потребителей. Для населения программа НКРЭКУ по поэтапному повышению тарифов в 2015-17 годах выполнена полностью, а новой программы по устранению перекрестного субсидирования пока нет», – сказал он.

Поэтому, за какую бы цену сейчас не покупали уголь «Донбассэнерго», ДТЭК и «Центрэнерго», она уже находится «внутри» утвержденной ОРЦ и будет влиять только на прибыльность/убыточность генерирующих компаний без последствий для потребителей, выразил уверенность эксперт.

«К примеру, «Центрэнерго» планирует закупить уголь по 113 долларов за тонну, при том, что такая цена не заложена в цене электроэнергии для «Центрэнерго». И я думаю, что она сейчас для компании убыточна. Но, с другой стороны, газовый уголь для Углегорской ТЭС покупается у госшахт по цене ориентировочно в 2000 грн/т при утвержденной в тарифе 2235 грн/т (при нынешней системе установления тарифов). Такой микс может дать позитивный результат. Поэтому, в имеющейся системе неопределенностей, включая политические и ситуативные, НКРЭКУ вряд ли еще раз будет пересматривать оптовую цену на электроэнергию на 2017 год», – сказал он.

Закупки угля по ценам, которые выше заложенных в тариф для ТЭС, могут привести к убыткам генерирующих компаний, хотя пока еще сложно судить об этом, считает Ю.Саква. Прибыльность работы ТЭС будет зависеть не только от цены угля, но и от объема производства электроэнергии по итогам года.

«Несут генерирующие компании убытки от высоких цен на уголь и остановки ряда ТЭС или нет, мне сейчас трудно сказать, слишком много факторов и неопределенностей. На первый взгляд, кажется, что цены для «Донбассэнерго» (3,6 грн/кВтч), «Центрэнерго» (2,2 грн/кВтч), «ДТЭК Днепроэнерго» (1,8 грн/кВтч) за 7 месяцев текущего года чрезмерно высоки. Но повышение тарифа на электроэнергию для тепловой генерации за 7 месяцев 2017 года до 1,6 грн/кВтч при заложенных в оптовой цене 1,46 грн/кВтч обусловлено существенным снижением масштаба производства в связи незапланированным остановом угольных ТЭС. Но высокая цена электроэнергии сложилась только для тех энергокомпаний, где были остановлены электростанции», – отметил Ю. Саква.

В соответствии с правилами энергорынка, для этих компаний начислялась дополнительная плата на содержание остановленного оборудования. Такой алгоритм, когда услуги включаются в цену электроэнергии, формирует искаженный рыночный сигнал и является огромным недостатком действующей системы ценообразования, считает эксперт.

«По генерирующим компаниям «Западэнерго» и «Востокэнерго» режим работы в 2017 году существенно не изменился и цены на электроэнергию составили, соответственно, 1,35 грн/кВтч и 1,45 грн/кВтч, или на почти уровне, предусмотренном в оптовой цене. Трудно представить, как и по какой цене, например, 2-4 работающих энергоблока Углегорской ТЭС должны обслужить 21 простаивающий блок и накопить достаточный объем угля на складах Змиевской и Трипольской ТЭС», - сказал Ю.Саква.

Рецепт преодоления «тарифного методологического недостатка», по мнению Ю.Саквы, относительно прост – внедрение рынка вспомогательных услуг. «Это нужно делать, не дожидаясь 2019 года, такая возможность реально имеется. И в дорожной карте к Энергетической стратегии Украины следует определить, сколько и каких энергоблоков из 80, установленых на ТЭС, должны поддерживаться в работоспоспособном состоянии», – считает эксперт.

За последнее время тепловая генерация в Украине существенно сократила производство электроэнергии.

«В целом за последние годы выработка электроэнергии ТЭС серьезно снизилась. 2017 год не стал исключением. Продолжили снижать производство электроэнергии «Центрэнерго», «ДТЭК Днепроэнерго» и «Донбассэнерго» – отметил Ю.Саква.

Согласно данным Всеукраинской Энергетической ассамблеи, выработка «Центрэнерго» за период с января по июль 2017 г. уменьшилась почти в два раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года – с 5 млрд 746 млн кВтч до 3 млрд кВтч. Производство электроэнергии «Донбассэнерго» за тот же период упало более чем в три раза – с 1 млрд 673 млн кВтч до 509 млн кВтч. «ДТЭК Днепроэнерго» снизило выработку с 5 млрд 931 млн кВтч до 4 млрд 479 млн кВтч, или на 25%. Немного увеличило производство электроэнергии «ДТЭК Западэнерго» – с 7 млрд 800 млн кВтч до 8 млрд 300 млн кВтч.

В целом за 7 месяцев 2017 года украинские ТЭС выработали на 17,9% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. По словам Ю.Саквы, «выпавшие» объемы производства электроэнергии ТЭС были замещены АЭС и гидроэлектростанциями. Поэтому цена на уголь, который закупается для ТЭС, и высокие отпускные тарифы для теплоэлектростанций практически не повлияли на оптовую цену электрической энергии – уменьшился объем дорогой электроэнергии в структуре производства.

В период летнего пика ТЭС резко нарастили выработку электроэнергии.

«Это очень напряженный период. На Углегорской ТЭС работают четыре блока из четырех, на Запорожской ТЭС – также четыре из четырех. Приднепровская и Криворожская ТЭС включились в работу, и срабатывают свой небольшой запас угля. И вот этот уголь, который недавно пришел из Южной Африки для ДТЭК – 120 тыс тонн, – как раз заместит то, что они сожгли во время летнего пика. Это очень важный и позитивный эффект. Здесь речь уже даже не о цене угля – у нас очень напряженный баланс электроэнергии, регулировать энергосистему сейчас сложно. Я не исключаю возникновения дефицита электроэнергии, хотя об этом пока никто не говорит», – отметил Ю.Саква.

Эксперт еще раз подчеркнул, что в условиях существующих «тарифных методологических пробелов» и жесткого административного регулирования, оценка величины тарифов на электроэнергию производителей без учета общей ситуации в экономике и энергетике, а также прогноза последствий, может привести к ошибочным выводам.

«Тариф нельзя рассматривать в отрыве от других определяющих факторов. С 2013 года у нас значительно изменился объем производства, и это сильно повлияло на величину тарифа на электроэнергию. Таким образом, в нынешний нестабильный период тариф и его изменения надо рассматривать, как минимум, в контексте вляния объема производства и причин его изменения. Поэтому, нельзя просто сказать, что если тариф вырос – это «зрада», – подытожил заместитель председателя Всеукраинской Энергетической ассамблеи.

Энергореформа

Увійти, щоб залишити коментар
Сайт працює в тестовому режимі
© 2017 ЕнергоВсесвіт

Пошук